Эстонский транзит: миссия невыполнима?

0
325

Если большинство компаний приехали на международную выставку «ТрансРоссия» просто представлять свои услуги и инновационные возможности, то у Эстонии – ставки высоки, как ни у кого больше

Причиной тому — не только враждебная риторика на государственном уровне и в СМИ. Несколько лет назад проводить нефтяной транзит через страны Балтии вообще (и Эстонию в частности) России стало невыгодно. Потому что у России появились свои балтийские порты. Например, Усть-Луга. И весь грузооборот ушел туда.

На самом деле — это серьезный удар по эстонской экономике. Возникла необходимость договориться с большим соседом. Поэтому вместе с представителями 11 компаний, представляющих эстонский транспортный бизнес, приехали еще и политики, депутаты Рийгикогу Айвар Кокк и Денис Бородич. Их задача в принципе очевидна — вступить в диалог с российскими коллегами, с руководством РЖД.

И здесь уже — как говорится, ставка больше, чем жизнь. Тем более что поездку эту и депутаты, и другие официальные лица предприняли на свой страх и риск. Никакого официального одобрения их инициатива не получила. И тут уж либо со щитом возвращаться, договорившись о возобновлении транзита хоть в каком объеме, либо — на щите. Но о таком развитии событий не хочется и думать.

Невероятный троллинг судьбы Эстонский стенд выполнен в минималистском, но в то же время инновационном стиле. Серебристая цветовая гамма и специальный шрифт вполне наводят на мысли о скорости, о движении в ногу со всевозможным прогрессом. Все это прекрасно.

Правда, с одной оговоркой — на обширной экспозиции в московском выставочном комплексе «Крокус Экспо» каждый второй стенд тоже наводит на мысль о высоких технологиях и ультрасовременных веяниях. Хотя какой там каждый второй? Чаще, чаще!

А напротив эстонского стенда по какому-то невероятному троллингу судьбы стоит не менее ультрасовременный стенд, презентующий порт Усть-Луга. Да-да, тот самый российский порт на Балтике, который, в числе прочих, обходит эстонских транспортников на виражах конкуренции. Но представители Эстонии, как, наверное, и надо, делают вид, что ничего не происходит. Какой-то особой активности у стенда Усть-Луги автор этих строк не заметил. Но, собственно, российскому порту грех жаловаться на отсутствие заказов. А вот то обстоятельство, что у эстонского стенда нет какого-либо оживления, уже наводит на несколько грустные мысли. Преимущества есть Но надо пообщаться и с людьми — с представителями бизнеса, депутатами. С каким настроением они приехали? Какие предложения привезли? Вдруг да окажется эстонский транзит выгоднее, чем эксплуатация той же Усть-Луги? Пока что, в первый день выставки, за час до официального перерезания ленточки, я — единственный интересующийся. И со мной начинают общаться. Я узнаю, например, что порт Палдиски от сокращения российского транзита практически не пострадал. Как осуществляли через него официальные перевозки автомобилей «Мерседес» из Германии в Россию, так и осуществляют. Никуда эта поставка не денется. Потому что есть преимущество — «зеленый» таможенный коридор. И логистика сложных грузов тоже проходит через Палдиски. Так что конкурентные преимущества есть.

А вот падение нефтяного транзита — эстонские участники выставки этого не скрывают — уже катастрофа.

Спрашиваю: «А не раздражает ли вас стенд Усть-Луги по соседству?». Мне со всей европейской вежливостью говорят: «О чем вы? Усть-Луга? Нет-нет! Что вы!». Оказывается, место для экспозиции выбирали заранее. Выбрали хорошее — в центре павильона. Начинают объяснять мне выгоду именно этого места.

В режиме молчания Если вы обратили внимание, я никого не называю по именам. И этому есть причины. В какой-то момент нашего светского разговора меня, наконец, спрашивают: «А вы какое издание представляете?». «Sputnik». И тут же вижу, как весь интерес, весь деловой азарт в глазах моих собеседников сменяется — ну, наверное, не страхом. Скорее, тоской. Все разговоры мгновенно стихают.

«Давайте под запись что-нибудь скажем?» — говорю я. А гости из Эстонии смотрят на меня как на врага рода человеческого. Видно, что все эти милые, в общем-то, люди уже проигрывают у себя в уме крах своей карьеры.

Такую же тоску чуть позже я вижу и в глазах парламентария (не скажу какого), когда я обращаюсь к нему: «Дайте комментарий Sputnik?» «Давайте в четверг?— говорит парламентарий. — У нас, может быть, уже будут какие-то результаты!» Ну, в четверг так в четверг. По опыту знаю, что закапризничавшую звезду шоу-бизнеса, в общем-то, можно уговорить на интервью. Но если вот так артачится серьезный политик, он ничего не скажет. Без имен и обид Может быть, действительно, о чем-то и договорятся эстонские гости с властью и РЖД. И будет повод для гордости. И победителей, как мы знаем, не судят. А если поедет депутат прямо в сердце «империи зла», вопреки воле руководства, ни о чем не договорится, да еще и Sputnik интервью даст — это страшное дело, наверное. Я бы на месте этих людей тоже не стал бы давать интервью.

Но это очень странный опыт: в сердце своей страны вдруг почувствовать себя журналистом запрещенного издания.

И, честно скажу, мне удивителен такой вот страх у граждан свободной, независимой, европейской (в конце концов) страны. Подобный страх я когда-то видел. Прошлым летом на одно мероприятие российского Министерства обороны приехали военные делегации разных стран. В том числе из Северной Кореи. Я тогда был с камерой и фотографировал всех подряд. И лишь военные из КНДР меня испугались. «Нет! — закричали они. — Не надо нас фотографировать!». И вот именно у них я такой страх и видел. И, пожалуйста, без обид.

И поэтому — без имен. Ведь, в принципе-то, все мы хотим, чтобы у эстонских гостей международной экспозиции все получилось. И удачи им желаем. Транс-евразийские масштабы А так ли невыполнима миссия эстонских участников выставки? Об этом я спросил Алексея Грома, президента ОАО «Объединенная транспортно-логистическая компания».

«У нас есть заявки от клиентов по прибалтийскому направлению, — сказал руководитель компании. — Мы, естественно, берем их все в разработку. Определяющей здесь является позиция клиента. Ряд предложений мы сформулировали нашим акционерам. Если прибалтийское направление будет востребовано со стороны клиентов, а акционеры принимают решение — мы работаем. Ключевая задача проекта ОТЛК — привлечение объемов перевозок на инфраструктуру наших акционеров».

То есть, российская сторона, на самом деле, хочет дружить с Балтией, хочет учитывать бизнес-интересы ее представителей. Не в ущерб своим, разумеется.

И вот тому наглядный пример. Например, Латвия приехала на выставку со своим интересным проектом, который основывается на рекорде. Как сообщил на торжественной церемонии открытия выставки статс-секретарь Министерства транспорта Латвии Каспарс Озолиньш, им удалось за одиннадцать дней переправить грузовой состав из Китая в Ригу. И это свершение, эти логистические возможности дали Латвии основание надеяться на подписание новых контрактов.

И они, скорее всего, будут подписаны.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ